Информационное агентство
Home » Арт.Xаос » Павел Дмитриченко: это не тирания, это гениальность.

Павел Дмитриченко: это не тирания, это гениальность.

07 Ноя 2012

Первый солист балета Большого театра по статусу должен работать в «четверках», в «двойках», но Павел Дмитриченко из спектакля в спектакль танцует заглавные партии. Несколько лет назад Юрий Григорович увидел в нем Спартака из своего одноименного знаменитого балета. Теперь тот же Григорович вывел его на сцену в образе Ивана Грозного. Премьера восстановленного после длительного перерыва спектакля 8 ноября совпала с 100-м представлением «Ивана Грозного» с момента его постановки в 1975 году. Павел Дмитриченко – Иван Грозный в первом (из четырех подготовленных) составов исполнителей.

— Несколько лет назад ты говорил, что мечтаешь о партии Грозного, но тогда в связи с проблемой авторских прав на музыку Прокофьева мечта казалась утопической или, во всяком случае, очень далекой от реальности. А как она у тебя вообще возникла? Ты видел прежние версии «Ивана Грозного»?
— Около пяти лет назад, когда я начал работать над Спартаком, мой педагог Василий Ворохопко рассказал, что был у Григоровича такой балет, «Иван Грозный», на музыку Прокофьева. Поначалу я только с его слов и узнал о спектакле, о том, что роль, как считал педагог, мне подходит. Потом Василий Степанович принес запись с Иреком Мухаммедовым в заглавной партии, я посмотрел, обалдел и «загорелся», ведь на сцене Большого театра я спектакль видеть не мог, он шел только до 1990 года, а я в том году только в училище поступил.

— А в какой момент, как скоро ты узнал, что будешь танцевать Грозного?
— Долгое время наследники Прокофьева не давали разрешения на использование его музыки. Но в театре вдруг пошли слухи, что ведутся переговоры по авторским правам, что, возможно, возобновление спектакля состоится. И когда театр разрешение получил, мне педагог сказал: готовься. Партию я репетировал с еще одним замечательным человеком и педагогом Александром Николаевичем Ветровым, который в свое время тоже танцевал Ивана и показал мне много важных деталей. И лично Григорович занимался в зале со мной.

— Я вот что заметил: знаю тебя по жизни как человека необыкновенно доброжелательного, а в спектаклях Григоровича тебе постоянно достаются партии демонических злодеев: Злой Гений в «Лебедином озере», Абдурахман в «Раймонде», Тибальд в «Ромео и Джульетте», теперь вот Иван Грозный, и даже в «Спартаке», насколько я помню, ты собирался танцевать Красса, а не Спартака. Почему тебя видят только в «злодейском» амплуа?
— У Григоровича в спектаклях самые сильные, интересные партии – именно такого плана, и технически, и эмоционально. А мне как артисту интереснее браться за то, что сложнее. Принц какой-нибудь на протяжении всего спектакля держит осанку и улыбку, в таких партиях меньше красок, меньше возможностей выразить себя. А в партиях, подобных Тибальду, больше актерских нюансов, не говоря уже об Иване Грозном.

— Кстати, для партии Грозного ты ведь настоящую бороду отпустил. А вообще, помимо чисто технической работы, освоения хореографического текста, ты как-то «погружался» в своего персонажа, в его эпоху? Помню, на «Спартака» тебя отчасти вдохновлял телесериал «Рим» – а на «Ивана Грозного»? Карамзина читал?
— Что касается Карамзина, скажу честно – мне его понимание Грозного не кажется объективным, оно продиктовано интересами династии Романовых и основывается на письмах Курбского, который вряд ли может быть судьей Грозному, и на других не всегда достоверных свидетельствах. Я пользовался информацией из более современных источников. Да, сложилось общее мнение, что Грозный – кровожадный тиран, оно во многом пошло именно от Карамзина. А взять хотя бы такой факт: за время правления Грозного территория России увеличилась почти в два раза. Правитель, царь, тем более такой огромной страны, не может быть слабым, иначе он не удержит ни власть, ни страну, не будет пользоваться авторитетом.

— Смотри как интересно: в период, когда Прокофьев создавал музыку к фильму Эйзенштейна «Иван Грозный», образ Ивана воспринимался в положительном ключе, поскольку Грозный ассоциировался напрямую со Сталиным. В середине 1970-х, когда сочинял свой балет Юрий Григорович, все было уже не так однозначно. А сегодня, получается, ты выдишь Грозного как спасителя России? И кстати, Юрий Николаевич что-то общее имеет с героем своего балета?
— Я вижу в Грозном прежде всего крупную личность своего времени. Конечно, в этой личности было много разного, и в разные периоды жизни царь Иван был разным. Он ведь стал великим князем в три года, в семнадцать – первым русским царем, это непростой характер. Что касается Юрия Николаевича и его «тиранства» – надо понимать, что даже если Григорович на кого-то кричит во время репетиций, то не потому, что он такой злой, что он таким образом хочет извлечь из артиста то, что видит в нем, такое, чего, может, и сам артист не подозревает. Когда Григорович на тебя кричит – это счастье, значит, он тебя замечает. Гораздо хуже, когда он тебя не видит, ты ему безразличен. Это не «тирания», это гениальность. А к «Ивану Грозному» у Григоровича особое отношение, в процессе общения и работы с ним мне показалось, что именно «Иван Грозный» как никакой другой его балет – любимое детище мастера, он и называет его: «Мой «Иван».

— А у меня другое ощущение от образа Грозного в балете Григоровича, и особенн от финала спектакля, где мы видим Ивана, запутавшегося в веревках колоколов, точно муха в паутине. И для самого героя, и для страны, которой он руководит, это довольно страшное пророчество.
— Страх, как мне кажется, связан с силой личности. Но все-таки обрати внимание на последний монолог Ивана, посох в его руках – символ власти, и эта власть давит на него, душит в нем человека, он раздумывает, не отказаться ли от нее, и все-таки принимает эту ношу, потому что не видит другого человека, который мог бы стать во главе России в тот момент.

— Есть поговорка: прежде чем пожелать чего-то, подумай, а вдруг сбудется. Ты очень хотел танцевать Грозного, мечта осуществилась – нет ли у тебя ощущения тупика, чувства успокоения?
— Ну я вообще считаю, что если чего-то очень хочешь, то добьешься обязательно. Теперь, после Грозного, я хочу попробовать партию Красса. Примеров, чтобы один и тот же исполнитель после Спартака еще и Красса танцевал, кажется, не бывало. Собирался Александр Годунов, но не успел, уехал в Америку. Мне по жизни везет в каком смысле – я когда пришел в Большой театр, то очень жалел, что Григорович больше не работает. От старших я слышал, какая при нем была рабочая обстановка. Я воспитывался на этих историях о Григоровиче, ставших почти легендами. В мое же время в театре постоянно менялись художественные руководители, каждый приносил какие-то новшества, часто с оглядкой на европейский опыт, новшества плохо приживались, балет Большого театра многое терял. И теперь мы работаем с Юрием Николаевичем, пусть он и не в прежней должности, но его авторитет от этого не меркнет ни среди артистов, ни для приходящей в театр публики. Возвращаются на сцену один за другим его спектакли. А как он сам в зале показывает того же Грозного – ему немало лет, но никакому молодому это не под силу. С Григоровичем в балет Большого театра вернулись, кажется, времена, когда коллектив чувствовал себя одной семьей, и не только в творческой работе. Все участники премьерного спектакля «Ивана Грозного», от кордебалета до ведущих солистов, единогласно приняли решение передать свои гонорары в помощь коллеге, артисту балета Виктору Алехину, который сейчас остро нуждается в средствах на лечение от тяжелой болезни. Я также обращаюсь с просьбой и к поклонникам театра, любителям балета, присоединиться к этой важной акции.

© Вячеслав ШАДРОНОВ

Метки: ,
Раздел: Арт.Xаос

facebook          

Опубликовал:  Index Art

Отзывов (3)

  1. спасибо за прекрасную статью!

  2. Л:

    Господи, да почему это первый солист должен плясать двойки и четверки. Это дело солиста (в Большом) или корифея (в Мариинском).
    Вполне себе может и должен вести смектакли первый солист.И вообще дело ведь в не должности.

  3. Ну вот в Большом примерно так и есть…. Кодебалет, корифеи и солисты танцуют ведущие партии, а ведущие танцовщики и премьеры пятиминутные танцы… Все через жопу благодаря художественному руководителю Филину Сергею! Станиславский освободился от него,Большой взял…Видимо жалко стало Большому оставлять бывшего танцовщика без работы…

Ваш отзыв

Вы можете использовать следующие теги: <a href=""> <b> <blockquote> <cite> <code> <del> <em> <q> <strike> <strong>